+7 (499) 262-0-262, 8-800-775-22-42
pochet@pochet.ru

Биография

Петр Петрович Юренев родился 4 февраля 1874 г. в Петербурге в семье судебного чиновника, принадлежащего к группе либералов-шестидесятников. Круг знакомых, а также постоянные разговоры в семье о необходимости глубоких перемен в экономическом и политическом строе России предопределили его будущее мировоззрение.

После окончания 3-й Петербургской гимназии в 1892 г. П.П. Юренев поступает в Институт инженеров путей сообщения. Жадно впитывал юноша бесценные крупицы знаний, все свободное время проводил в библиотеке. Помимо специальной литературы внимательно читал книги по истории России, брал у друзей запрещенную политическую литературу. Был старостой, входил в состав общественного третейского суда и т.д. Активно участвуя в студенческой жизни, он сумел не перейти ту грань, за которой его сверстники попадали в списки политически неблагонадежных. Окончив в 1897 г. институт, Юренев поступил на работу в частное железнодорожное общество и сумел применить свои профессиональные знания на строительстве Московско-Киево-Воронежской железной дороги.

В Новозыбкове Черниговской губернии Юренев участвовал в организации просветительных кружков и воскресных школ для рабочих. Финансовую поддержку ему оказывали местные купцы, содействовавшие по традиции росту культурного слоя общества. В 1903 г. он стал управляющим Новозыбковской дистанции подъездных путей. Вскоре П.П. Юренев примкнул к либеральной группе "Союз освобождения", публично выступал с призывами к реформированию российской государственности.

Во время революции 1905 г. П.П. Юренев вошел в состав забастовочного комитета служащих станции Новозыбков, стал его председателем и активно поддержал всеобщую железнодорожную забастовку в октябре 1905 г. С этого момента он попал под наблюдение полиции.

В январе 1906 г. начальник Брянского отделения Минского жандармского полицейского управления железных дорог в очередном донесении характеризовал Юренева человеком "крайне либерального направления", сочувствующим революционному движению. "Политике правительства, — говорилось далее в донесении,— инженер Юренев не сочувствует и всегда осуждает все решительные меры, принимаемые правительством против революционеров и забастовщиков". Вместе с тем в декабре 1905 г. и январе 1906 г. он постарался удержать служащих Полесских железных дорог от новых забастовок. Возможно, это и спасло его от ареста. Весной 1906 г. Юренев вступил в партию кадетов. Благодаря поддержке старообрядцев и представителей национальных меньшинств был избран в Государственную думу 2-го созыва. Однако проявить себя в качестве депутата российского парламента Юренев так и не смог, ибо император распустил Думу через три месяца после начала ее работы.

В 1907 г. Юреневу запретили занимать на железных дорогах страны любую должность, требующую утверждения министра путей сообщения.

Юренев переезжает в Москву, участвует в различных буржуазных общественных организациях, возглавляет железнодорожный отдел Московского технического общества. Он был одним из авторов проекта строительства московского метрополитена, осуществлению которого помешала первая мировая война.

С началом военных действий Юренев входит в правление общества "Помощь жертвам войны", сотрудничает с известным экономистом С.Н. Прокоповичем и видным теоретиком кооперативного движения Е.Д. Кусковой, принимает активное участие в деятельности Всероссийского союза городов, с 1915 г. является членом Главного комитета по снабжению армии (Земгор), с января 1917 г. становится председателем отдела путей сообщения этой буржуазной организации, призванной мобилизовать мелкую и среднюю промышленность для содействия в материально-техническом снабжении действующей армии. Одновременно Юренев входит в состав Московского военно-промышленного комитета, ведет активную работу в Московской городской думе: сначала гласный, затем (с 1915 г.) член управы, а с 1917 г. товарищ городского головы и руководитель отдела снабжения армии при Московской городской управе.

В июле 1917 г. П.П. Юренев занимает должность министра путей сообщения Временного правительства третьего состава. К этому времени положение на железных дорогах заметно ухудшилось. Возросла угроза анархии, массовых забастовок. Все большим влиянием пользовался профсоюз железнодорожников — знаменитый Викжель.

На первой встрече с аппаратом министерства Юренев, как бы оправдывая его согласие стать министром, заявил: "Министерский пост не цель, к которой люди стремятся, а обязанность, от которой никто не вправе уклоняться". Определяя задачи ведомства путей сообщения, он сказал, что видит цель в создании единой, сплоченной, сознательной железнодорожной армии, проникнутой единой целью спасения Родины. Новый министр в августе выступил на железнодорожном съезде. Он отметил, что говорящие о разрухе на транспорте уже давно не представляют ее подлинного масштаба. По словам министра, в разрухе повинны многие обстоятельства: недостаток топлива, запасных частей и металлов, насилие, которому подвергаются железнодорожники, понижение производительности труда и т.п., — причем нельзя лечить все болезни одновременно. О наиболее деликатном вопросе, на котором "сгорел" его предшественник, П.П. Юренев сказал обтекаемо: он не верит слухам, что Всероссийский железнодорожный съезд задался целью взять в свои руки железные дороги и начать управлять ими, минуя правительство. Далее он говорил о разделении тех вопросов, которыми ведают администрация и общественные организации. Министр выразил готовность полностью отдать в руки железнодорожников такие сферы деятельности, как культурно-просветительная, благотворительная и т.п. Спорной областью оставался контроль. Здесь Юренев высказался за широкое участие в контроле. "К вопросу об управлении, — продолжал министр, — надо относиться с еще большей осторожностью. Мы и так уже слишком дорого заплатили за двоевластие в стране, чтобы повторять вторично этот тяжелый и столь дорого обошедшийся урок". Государственным преступлением назвал Юренев вмешательство в распорядительную деятельность администрации частных лиц и организаций, правительством на то не уполномоченных, сопровождаемое к тому же самочинным устранением должностных лиц. Говоря о проблемах отрасли, Юренев призвал участников съезда содействовать ускорению ремонта подвижного состава: "Если в течение этих двух месяцев ... мы не сделаем нечто героическое, то мы должны будем пережить нечто ужасное". По состоянию на 15 июля 1917 г. процент неисправных паровозов достиг 25,3, т.е. каждый четвертый паровоз был неисправен. С 4,7 до 8 % увеличилось число находящихся в ремонте вагонов.

В середине августа возникла угроза забастовки машинистов паровозных бригад. Ранее на съезде паровозных бригад были сформулированы их экономические требования и переданы в министерство. Министр путей сообщения отказался удовлетворить "сепаратные заявления" отдельных групп железнодорожников. Тогда с Юреневым повели переговоры делегаты Всероссийского железнодорожного съезда. Министр сказал им: "Если железнодорожники будут настаивать на прибавках, то Временному правительству придется, в целях изыскания на эти прибавки необходимых средств, вступить на путь предоставления концессии на постройку железнодорожных линий в Сибири иностранным капиталистам", что это будет единственной возможностью поддержания государственных финансов. Делегаты указали Юреневу на непатриотичность подобного заявления.

В интервью корреспонденту газеты "Утро России" Юренев в свою очередь обвинил в отсутствии патриотизма паровозные бригады, решившие начать забастовку в столь драматический для страны момент, и выразил уверенность, что в конце концов долг перед родиной и революцией возьмет верх и железнодорожники не осуществят свою угрозу. Министр заметил, что если забастовка состоится, то с ее инициаторами будут бороться как с "врагами родины". Одновременно Юренев отправил по всем железным дорогам телеграмму, в- которой указал на отсутствие средств, необходимых для удовлетворения требований паровозных бригад. Забастовку удалось предотвратить.

Министерство путей сообщения совместно с Министерством финансов рассмотрело вопрос о реализации второго железнодорожного займа, который предназначался для 17 железнодорожных обществ Ачинск-Минусинской, Бессарабской, Владикавказской, Московско-Казанской, Московско-Виндаво-Рыбинской, Московско-Киево- Воронежской, Рязанско-Уральской и других железных дорог. Выручка от займа по расчетам должна была составить около 600 млн. руб. Поддерживая частные железнодорожные общества, министерство и правительство рассчитывали на их помощь в ближайшем будущем, когда встанет вопрос о восстановлении разрушенного войной железнодорожного хозяйства.

В Министерстве путей сообщения продолжались работы по упорядочению воинских перевозок. Были предприняты меры к тому, чтобы не допускать впредь грабежей поездов и складских помещений. С этой целью на железных дорогах воссоздавалась своя вооруженная охрана, для несения караульной службы привлекались воинские части. По докладу П.П. Юренева правительство приняло решение о приобретении в Америке 20 паровозов, изготовленных для Финляндских железных дорог.

В напряженный трудовой ритм железных дорог грозно вмешались отдаленные раскаты гражданской войны. Верховный главнокомандующий генерал Л.Г. Корнилов двинул верные ему войска на Петроград. П.П. Юренев отказался передать обращение А.Ф. Керенского к железнодорожникам с требованием не выполнять приказы мятежного генерала, хотя до этого был противником переворота, заявляя, что "нельзя одновременно участвовать в правительстве и его свергать". Свой уход из правительства Юренев объяснял позднее "нежеланием принимать участие в борьбе против Корнилова". Осенью Юренев вошел в состав предпарламента от партии кадетов.

После Октябрьской революции Юренев возглавлял московское отделение Всероссийского союза инженеров и организовал саботаж технической интеллигенции. На заседании московской городской думы (официально уже распущенной новыми властями) присоединился к предложенной эсерами резолюции о защите всеми мерами Учредительного собрания, но возражал против последних слов резолюции "Да здравствует социализм!" В октябре 1918 г. уехал в Харьков, затем в Одессу, где стал руководителем местного отделения Национального центра, являвшегося некоторое время ядром антисоветских сил внутри страны.

В начале 1920 г. эмигрировал в Константинополь. Принимал участие в гуманитарной помощи беженцам из России, возглавил Временный главный комитет Всероссийского союза городов. С 1921 по 1929 г. жил в Праге и работал в различных эмигрантских общественных организациях, затем переехал во Францию. В 1931 г. арендовал в Нормандии ферму и занялся сельским хозяйством. Умер в 1943 г.

А.С. Сенин

Свяжитесь с нами
+7 (499) 262-0-262
8-800-775-22-42

107174, Москва, ул. Новая Басманная, д. 2
В будни мы работаем
пн-чт: с 8:30 до 17:30
пт: с 8:30 до 16:15
сб и вс: выходные