Размер шрифта:
A A A
Цвета сайта:
Ц Ц Ц
Изображения:
Закрыть панель
pochet@pochet.ru
+7 (499) 262-0-262, 8-800-775-22-42

Новости

Мне снятся поезда

Наша героиня – человек с удивительной судьбой. Всю жизнь она проработала в движении. И сейчас, когда возраст близится к восьмидесяти, полна сил и творческих планов, один из которых связан с музыкой. Хор ветеранов «Надежда», в котором поют железнодорожники, – новая большая любовь Раисы Игнатьевны.

День Победы шестилетняя Раечка запомнила на всю жизнь. Их притихший сонный дом взорвался от эмоций. «Победа! Победа!» – громко кричал отец. И даже соседка по коммуналке, тётя Шура, вечно усталая от ночных дежурств в госпитале, вдруг начала танцевать, как ребёнок. «Буду теперь пряники кушать!» – эта простая, но такая недосягаемая мысль военного детства вдруг озарила маленькую Раю. И ощущение страха, слёз, постоянных волнений, витавших в воздухе, вдруг исчезло, как мыльный пузырь. Победа! – внутри всё дрожало от счастья. Теперь всё будет хорошо.

…Раиса Коркина родилась в уральском городке Медногорске. Её отец прошёл Гражданскую войну. Рвался на фронт и в 41-м. Но планам помешали старые ранения. 

– Батя сам был из батраков. Однажды он где-то увидел телефон. И этот сверхволшебный аппарат настолько поразил его воображение, что он захотел выучиться на связиста, – рассказывает Раиса Игнатьевна. – И ведь добился своего! Его упорство передалось и мне.

А в 1946 году семья Раи вторым пароходом, перевозившим мирное население, отправилась на Сахалин. Отец получил новое назначение. Остров только освободили. Разрушенный Поронайск встретил новосёлов равнодушно. Город, разделённый на две части (в одной жили японцы, а в другой – русские), напоминал разные планеты. У каждой свой уклад, свои порядки.

– Японцы называли русских не иначе как «худо» за привычку мусорить и оставлять грязь там, где живут. Особенной была и школа. С одной стороны, где учились русские дети, прошедшие оккупацию, стены дрожали от военных игр, постоянно звенели разбитые стёкла, слышалось громовое: «За Родину, за Сталина!» Баталии не прекращались даже на уроках, – продолжает Раиса Игнатьевна. – А на стороне японцев – звенящая тишина. Учитель в чёрных брюках и белом кителе что-то важно объясняет на непонятном нам языке. Но вот ведь детство – удивительная штука: гуляя во дворе, мы понимали друг друга прекрасно. Палка и клочок бумаги – вот наши переводчики. Жили дружно. Поэтому, когда японцев депортировали с Сахалина, все плакали. А они, уходя, жгли свои дома...

После школы Рая, мечтавшая выучиться на историка, вдруг увидела объявление о наборе в железнодорожный техникум. Слово «стипендия» стало решающим.

– Потому что помочь было некому, мама умерла, а нас трое. На иждивении отца оставался брат-инвалид. Но о выборе ни разу не пожалела. Учёба пролетела незаметно. Начинала работать дежурной на станции Угольная, затем на станции Амурский Залив. 

Здесь 13 апреля 1966 года произошло страшное крушение. На соседнем пути стоял воинский эшелон с матросами-срочниками. Он перекрыл пешеходную дорожку, и начальник станции потребовал от машиниста освободить проход. Однако команда была истолкована неверно, и поезд дал задний ход, сбив стрелку и выехав пятью вагонами на путь, по которому мчалась утренняя электричка. Удар был такой силы, что вагоны полезли друг на друга. Погибли и пассажиры, и военнослужащие. Трагедия произошла не в дежурство Раисы Игнатьевны. А после ЧП её как самого опытного, хотя и молодого, работника назначили начальником станции.

– На многое в жизни, в том числе и на профессию, я стала смотреть через призму этого происшествия, – подводит итог Раиса Игнатьевна. – На пенсию ушла с должности поездного диспетчера, как и муж. А поезда снятся до сих пор. В крови это уже. Без железной дороги не получается жить. Поэтому мы с коллегами встречаемся и поём в хоре, чтобы потом радовать своих родных железнодорожников!

На фото: Раиса Игнатьевна считает, что в нашей жизни возможно всё, если несмотря ни на что верить в себя

По материалам газеты «Дальневосточная магистраль» от 18.01.2016 г.